Сашок | Прозрачная пыль

Сашок

Иногда в голову приходят очень странные мысли, настолько странные, что диву даешься. Вероятно, включается иная логика, в которой нашим обычным человеческим представлениям не место.

Работал у нас на фирме художник Саша. Ходил он и зимой, и летом в камуфляжной куртке и неизменной кепке, которую не снимал даже в помещении, поскольку не решался показать всем свою лысину. На работе он никому никогда своих картин не показывал, но по выходным можно было встретить его на вернисаже, где он продавал свои картины. Впрочем, завидев его, лучше было обойти его дальней дорогой, потому что он испытывал большую неловкость, когда кто-то из нас видел его картины. Причиной, видимо, являлось то, что его картины не были шедеврами, и он сам это прекрасно сознавал.

Если бы не его старший брат, человек семейный, уважаемый, начальник среднего звена на нашей же фирме, я бы так никогда не узнала Сашиного отчества. Для нас он всегда был Саша, Сашок, Санчик, постоянно приносивший нам календарики и прочую мелочь, иногда заимствовавший сотню-другую до получки и аккуратно их возвращавший.

На задворках истории

Саша любил рассказывать страшилки о нашей стране и политике. Да, он всегда, сколько я его знала, был в оппозиции. Он стоял в пикете возле Белого дома в 1993 г., когда Ельцин неконституционно разогнал парламент, — был у нас свой майдан, закончившийся, правда, ничем, — пикетчиков разогнали, а Саша в результате почувствовал на себе всю тяжесть резиновой дубинки и потерял два зуба. Он рассказывал о своем друге-полковнике, который встал в то нелегкое время на сторону парламента, и после расстрела Белого дома скрылся от преследователей в канализационном люке и, словно диггер, прошел подземными путями и поднялся в ночную темень в соседнем районе Москвы, где его уже не искали. Сашок рассказывал и о своем друге-стоматологе, которого избили и ограбили. Были еще и другие истории, причем сам Саша все его друзья хоть раз в жизни попадали в неприятный переплет.

Саша умел попадать в истории, и не связанные с политикой и уголовщиной. Пропав однажды на целый месяц, он рассказал по возвращении, как на майские праздники он отдыхал с приятелем в парке недалеко от дома и, разгорячившись, искупался в пруду, на дне которого еще лежал отяжелевший, но не растаявший лед. Отделался воспалением легких.

Перед выборами Саша распространял агитки от КПРФ, в полной уверенности, что мы все будем голосовать за коммунистов. Он, наверно, не пропустил ни одного митинга оппозиции, и каждый раз после очередного отсутствия результатов митинга сообщал, что вчера ничего не вышло, но в следующий раз мы им покажем. Не отвадило Сашу от митингов и то, что после выборов в Думу в 2011 г. к оппозиции примкнули радикалы, гламурки и прочие одиозные личности.

Перед самым майданом на Украине Саши не стало. Некоторое время назад от него ушла его подруга, и тот остался в своей квартире совсем один, сразу став потерянным и неухоженным. Одежда его теперь была вечно мятой и не очень свежей, а его волнистые с проседью волосы выбивались из-под кепки спутанными нестрижеными прядями. Потом, то ли то самое купание в пруду сказалось, то ли что-то еще, но Саша стал жаловаться на боли в ногах, причем со временем боли стали мучительными. И брат, и все сотрудники с трудом уговорили его показаться врачу. Врач велел ему срочно ложиться в больницу. Из больницы Саша так и не вышел — капельницы и лечебные процедуры вызвали у него инсульт.

И вот нелепая мысль: Саша, вечный оппозиционер, с завидным упорством обличавший и Ельцина, и Медведева, и Путина, не успел вступить в нынешнюю пятую колонну. А ведь он мог бы запросто примкнуть к тем, кто, можно сказать, расписался в нелюбви к России, лишь бы быть против существующей власти.

Повис вопрос: что лучше?.. Предпочту, однако, на него не отвечать.

Добавить комментарий


Прозрачная пыль © 2014